Вход

" - На формирование характера поморов повлияло то, что они не знали крепостного права и монголо-татарского ига. О свободолюбии и самостоятельности поморов говорят следующие факты: царские чиновники обращались к ним только по имени и отчеству, в то время как в других местах России людей называли по уменьшительным прозвищам. Решения "Поморского мира" не решался отменять даже Иоанн Грозный. А в 1589 году в противовес Судебнику 1550 г., утверждавшему крепостное право, был разработан "Поморский судебник", в котором особое место уделялось "статьям о бесчестии" - Ведущий эксперт по поморской Арктике, ученый-краевед В.Н. Ломакин

Открытый разговор: Важнейшее из искусств

b_150_100_16777215_00_images_7ffde1567.jpegКинематограф… Его часто называют десятой музой, в СССР это искусство окрестили «важнейшим». Кино, то опьяняющее, как вино, уводящее в мир грез, то заставляющее думать над хитросплетениями сюжета и поставленными в фильме вопросами, сопереживать героям, создающее эффект присутствия. Какой кинематограф сегодня нужен российскому телезрителю? Какие темы и герои востребованы? Об этом размышляют эксперт межрегиональной общественной организации содействия реализации проектов, направленных на профилактику негативных явлений «Общественный диалог» Алексей Сафонов, писатель, руководитель Архангельского регионального отделения движения «Народный Собор» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Люди соскучились по русскому кино

Анатолий Беднов: - Многие россияне жалуются на преобладание голливудской продукции на российских экранах. Конечно, ситуация уже не та, что в девяностые, когда в Архангельске ходила невеселая шутка: кинотеатр называется «Русь», а фильмы в нем идут почти сплошь американские. Сейчас такого вопиющего перекоса в пользу зарубежных лент уже нет, но все-таки говорить о приоритетных позициях отечественной кинопродукции на экране пока рано.

Алексей Сафонов: - Сейчас начали появляться фильмы, которые можно назвать патриотическими, русскими. Целая череда идет. Во-первых, это «Гагарин. Первый в космосе», во-вторых, это «Легенда № 17», в-третьих, «Чемпионы», которых сняли перед Олимпиадой – прекрасный фильм о характерах, о победе, о героях. И, опять же, прекрасный фильм «Поддубный» с Михаилом Пореченковым в главной роли. Он настолько органично смотрится…

Фильм коснулся и казацкой темы – Поддубный же из казаков. И они поданы там как образец для подражания. Этот поворот очень любопытен. Понятно, что художественные фильмы такого уровня (а там Никита Михалков с «ТриТэ» поучаствовал) просто так не создаются. Видимо, это заказ на госпатриотизм.

Анатолий Беднов: - В нулевые годы валом шли исторические фильмы, разные по художественному уровню: и «Ярослав», и «1612»…

Алексей Сафонов: - Мне кажется, «1612» другого, «бокового» направления.

Анатолий Беднов: - Я и говорю, что в художественном отношении они оставляют желать лучшего. Притом, что в них есть вечно актуальная тема единства Руси. Но слишком попахивает политическим пиаром.

Алексей Сафонов: - В «Поддубном» - еще и тема противостояния Америке: его в США попытались обмануть, заморозив деньги на счету. Он на все это плюнул, оставил деньги в банке и на то, что у него осталось, купил билет на Родину. И фильм заканчивается тем, что он стоит на палубе парохода, под проливным дождем и смотрит туда, куда идет корабль. И это очень по-русски: фильм о творцах, о тех, кто создает…

Анатолий Беднов: - Либо о героях…

Алексей Сафонов: - Которые борются с обстоятельствами, с людьми и их преодолевают, при этом у них закаляется характер. Как, например, в фильме «Любить по-русски».

Анатолий Беднов: - Именно преодоление препятствий. То есть не просто явился уже готовым героем, а стал им на глазах зрителя…

Алексей Сафонов: - Ступенька за ступенькой шло воспитание характера. И в этом плане я хочу порекомендовать фильм «Блаженная». Фильм об этом же: о формировании, несмотря ни на какие искушения, сложности, трудности русского характера, который все преодолеет и с помощью Бога выйдет на следующий уровень мироощущения. В последнем кадре фильма показано, для чего все эти трудности в жизни главной героини.

Анатолий Беднов: - Это – тенденция последнего десятилетия: патриотическое кино поднимается на более качественный уровень.

Алексей Сафонов: - Динамику можно проследить. Был лет семь назад «Волкодав» – в большей степени развлекательный…

Анатолий Беднов: - Больше напоминавший классическое голливудское фэнтези о Конане и т.д.

Алексей Сафонов: - А несколько лет назад вышел замечательный фильм «Гагарин». В нем вместе с фигурой Юрия Гагарина высветили и фигуру Сергея Королева, причем подали его в государственном, патриотическом ключе: что это был крупнейший конструктор, который брал ответственность на себя, был нервом космической программы. И это такой посыл, такой мощный образец для подражания! И актера подобрали похожего на него и обладающего энергетикой – молодцы! В «Поддубном» – образ сына казака, который пошел против отца, запрещавшего ему заниматься борьбой, но, в конце концов, благословившего сына. И образ отца (его сыграл Александр Михайлов) – казака, мужчины, главы семейства, у которого каждое слово веско. Замечательный фильм!

Анатолий Беднов: - Идет волна биографических фильмов о русских героях.

Алексей Сафонов: - Чтобы было, на кого равняться. Народ очень соскучился по таким фильмам. Причем «Поддубному» обеспечили широкий прокат в кинотеатрах, как и «Гагарину», и «Легенде № 17». Для молодых ребят, которые только вступают в сознательную жизнь, «Поддубный» может быть примером, с кого делать жизнь.

Александр Тутов: - Очень удачный проект получился – фильм о Харламове. Не боевик, конечно, очень душевный фильм. Немало вышло хороших телесериалов о войне. А вот хороших сериалов о полиции практически нет.

Алексей Сафонов: - Количество серий не переходит в качество. Почему я и говорю: нужны не русские сериалы, а русские фильмы. Это формат, который позволяет дать сжатую эмоциональную и информационную составляющую.

Пусть побеждает добро

Александр Тутов: - Вспомните американские фильмы «Чужие»: первые два – отличные, начиная с третьего, извиняюсь, дерьмо пошло. Потому что третий фильм убивает второй: она зря совершила подвиг, все равно все погибают, и сразу наступает разочарование. Этого не надо было делать. Или когда подряд штук пятнадцать кошмаров на улице Вязов, «Пятница, 13» и прочие, все они одинаково построены, там даже убивают примерно одинаково.

Анатолий Беднов: - Нет подлинного психологизма, есть ужасы, чудовища, животный страх, честный, но дубоватый супермен, который всех мочит.

Александр Тутов: - И зло побеждает.

Алексей Сафонов: - В конце каких-нибудь «Зубастиков» оказывается, что они всех искоренили, но один какой-нибудь выжил. Спрашивается: а зачем тогда кровь проливали? И в «Чужих» то же самое. Ведь американский вариант, это когда в угоду кассе режиссеры перечеркивают тот психологизм, который выстроен был в фильме, ради того, чтобы сказать: ребята, вы не расслабляйтесь, будет продолжение, приготовьте ваши денежки.

Александр Тутов: - Наиболее удачные фильмы в Голливуде сняты не американцами. Тот же новозеландец Питер Джексон, австралиец Мел Гибсон…

Анатолий Беднов: - Вспомните земляка Гибсона режиссера Питера Уира, создавшего самобытный национальный кинематограф: «Пикник у Висячей скалы», «Последняя волна». Пример качественного мистического кино с местным колоритом, не чета голливудским «страшилкам». «Знаки» и «Таинственный лес» индийца Найта Шьямалана. И, конечно же, американец Дэвид Линч. Однако наш зритель к таким лентам не приучен, его «кормят» чем попроще. Либо «ужастики», где монстры из космоса вторгаются на Землю, либо триллер, где маньяк с топором бегает. Такие фильмы идут в «детское» время, а сериал «Твин Пикс» – глубокой ночью.

Вот еще пример. Приходит по электронной почте письмо, предлагающее заказать серию из ста лучших фильмов мирового кинематографа. При этом все ленты – американские! Как будто не существует другого национального кино: ни французских комедий, ни итальянского неореализма, ни польского кинематографа, ни японского – один Голливуд!

Госзаказ на патриотизм

Алексей Сафонов: - Сейчас в России пошла струя фильмов государственно-патриотического уровня…

Александр Тутов: - А началось это, наверное, с «Тараса Бульбы».

Алексей Сафонов: - И еще с «Брестской крепости», хотя это белорусский фильм. Белорусские товарищи нам очень помогли: отстаивали свой вариант сценария, не давали воткнуть какие-то измышления.

Александр Тутов: - Там и энкаведешник занимается своим непосредственным делом – ловит шпионов.

Анатолий Беднов: - То есть изменения в кинематографической политике стали заметны во второй половине нулевых.

Алексей Сафонов: - Я десять лет живу в Москве, и не чувствую там изменений в кинематографической политике. Голливудские блокбастеры так и идут.

Анатолий Беднов: - Так это не сразу происходит – с такого-то числа выпускать в прокат столько-то процентов зарубежных фильмов, а столько-то отечественных – а постепенно.

Алексей Сафонов: - А пытались ввести такую норму. В Москве в кинотеатрах российских фильмов – раз-два и обчелся. Буквально два года назад началось продвижение российских патриотических фильмов через государственные сети.

Анатолий Беднов: - Я бы не сказал, что в Архангельске процесс начался намного раньше. Просто появились большие афиши отечественных фильмов, широкие показы. Хотя все равно информации недостаточно.

Алексей Сафонов: - Видимо, просто прочувствовали, что надо дать народу «успокоительное»: сказки, легенды. Я думаю, мы дождемся, когда хорошую фантастику будут снимать.

Гламурная халтура

Анатолий Беднов: - Уже начали. «Обитаемый остров», к примеру.

Алексей Сафонов: - Я бы не сказал, что это патриотическое кино. Умная, хорошая фантастика была бы интересна. Например, «Гравилет «Цесаревич» Рыбакова прекрасно ложится на съемки. Опять же Иван Ефремов, «Час быка».

Анатолий Беднов: Экранизировать «Час быка» - это было бы здорово!

Алексей Сафонов: - Это было бы интереснее, чем «Обитаемый остров», если его снять в хорошей, правильной тематике с хорошими актерами.

Александр Тутов: – Стругацкие – это икона научной фантастики. И «Обитаемый остров» - икона. А получилась вместо иконы халтура.

Алексей Сафонов: - Халтура натуральная: клиповые мелькания на экране, сам Федор Бондарчук неубедительно сыграл. А главный герой – вообще какой-то огламуренный мальчик. Не верю я абсолютно этому! Или фильм «Трудно быть богом» - полное разочарование для людей, любящих Стругацких. Если главную роль исполняет Леонид Ярмольник, игравший роли балбесов, то фильм уже не будет смотреться серьезным. А должен был играть героический актер.

Александр Тутов: - Еще путают понятия «романтическое» и «гламурное» - а это вещи совершенно разные. На самом деле, романтический герой совсем не такой: вспомните трех мушкетеров, вспомните Шерлока Холмса – все достаточно сильные, крепкие и умеющие постоять за себя люди.

Алексей Сафонов: - Добро должно быть не просто с кулаками, а умеющим отстаивать свою правоту.

Александр Тутов: – С кулаками и с характером.

Анатолий Беднов: – Где надо – кулаками, где можно и нужно обойтись без кулаков – словом, убеждением.

Алексей Сафонов: - Кулаки – это некая слепая ярость, слепая сила. А добро – это вдумчивая сила.

Александр Тутов: – Просто иногда без них не обойтись.

Анатолий Беднов: - Но только там, где действительно без них не обойтись.

Александр Тутов: - Не только с кулаками, но и с мозгами, а кулаки использовать только в крайнем случае. Но и стесняться этого не нужно, потому что предназначение мужчины – быть воином.

Алексей Сафонов: - Уметь защищать, уметь отстаивать, и захватывать в том числе – территории, ресурсы.

Александр Тутов: - Иногда.

Алексей Сафонов: - Что такое «русский фильм»? Почему вот этот фильм может считаться русским, а этот – нет? Я за то, чтобы фильм, который претендует на слово «русский», во-первых, учил быть героем, воином, во-вторых, быть включенным в общее дело, коллективный процесс, и, в-третьих, не только героем, но и порядочным человеком.

Анатолий Беднов: - Вернемся к теме кинофантастики. Несколько лет назад писали, что собираются экранизировать «Сердце Пармы» и «Золото бунта» Алексея Иванова, но с тех пор никаких телодвижений. Хотя сняли «Географ глобус пропил» с Константином Хабенским в главной роли.

Алексей Сафонов: - Может быть, просто не договорились с автором: предложили на главные роли одних актеров, а он хотел видеть других. Это было бы масштабное кино: и герои там есть, и история.

Анатолий Беднов: - Причем такие страницы, которые практически неизвестны массовому зрителю и читателю.

Александр Тутов: - И русский характер.

В поисках героя

Алексей Сафонов: - Вообще надо подключать социологов, чтобы понять, какого возраста и каких социальных категорий люди на какие фильмы ходят, чем они их привлекают. Чтобы понять, как эти фильмы воздействуют на массовое сознание, помогают ли формировать героический типаж. Еще один аспект: русский фильм должен формировать не героя-индивидуалиста, а учить жить в социуме с другими людьми, уважать их законы…

Анатолий Беднов: - По принципу «один в поле не воин».

Алексей Сафонов: - Пример этому – фильм «Любить по-русски». Он показывает, как люди вместе преодолевают чиновничий и бандитский беспредел. А в «Гагарине» показана атмосфера общего дела – глобального, чуть ли не планетарного. Каждый подключен к космической программе. Фильм получается такой объединительный. И это тоже очень важно именно для русского кино. И в фильме «Поддубный» есть эпизод, где его приглашают на уровне государственных деятелей отстаивать честь России.

Александр Тутов: - Я бы говорил не об образе положительного героя, а положительного актера. Например, Леонид Куравлев, игравший и жулика в «Иване Васильевиче…», и милиционера – и все его герои обаятельные.

Алексей Сафонов: - У него даже роли с негативным уклоном все равно не несут в себе противоположности. Он играет жулика в «Иване Васильевиче…», растяпу в «Афоне» - и это органически понятно. В Афоне могли вызревать какие-то черты, которые потом превратили его в жулика. И ты можешь понять эту динамику: он мог стать таким, потому что был такой. А у американцев человек сначала играет положительного героя, а потом резко отрицательного.

Например, в «Матрице» – абсолютный негодяй, а во «Властелине колец» – почти абсолютное добро. Такая подача актерского амплуа наносит серьезный вред массовому сознанию зрителя, который не понимает, где добро, а где зло.

Александр Тутов: - У нас было иначе. Евгений Леонов, хотя он комедийный актер, мог играть разные роли, в том числе и трагические. То есть это разная игра, а не разные амплуа.

Алексей Сафонов: – Разные грани одного и того же амплуа. В одном и том же герое есть и положительные, и отрицательные стороны, которые отражаются в его метаниях, страданиях. И это воспринимается органично: у человека есть право выбора. Такая подача тем и интересна, что у зрителя включаются мозги.

Александр Тутов: - Там нет упрощенных схем.

Алексей Сафонов: - И усложненных схем тоже.

Александр Тутов: – Не зря игру наших актеров так высоко ценили всегда. Они более человечны, потому что человек соткан из противоречий.

Алексей Сафонов: - Режиссеры, таким образом, показывали право выбора.

Александр Тутов: - Во «Властелине колец» тоже показаны страдания-метания главного героя Фродо. Но здесь в основу положен отличный художественный материал – книга Толкиена, в которой четко прописаны персонажи. Актеру ничего не надо придумывать, все уже сделано за него.

Алексей Сафонов: - Кстати, по поводу амплуа героя. Кайдановский – актер, который играл разные роли, но, по-моему, не играл негодяев. И в этих разных ипостасях ему веришь – как в роли Сыщика из «Десяти негритят», так и в роли Сталкера. Мятущийся, тонко чувствующий человек.

Когда я говорил, что актер должен сохранять свое амплуа, я имел в виду и такого актера, как Александр Панкратов-Черный, который до перестройки играл положительные роли, а во время перестройки резко изменил амплуа, стал играть каких-то похотливых героев. Четко видно было, что человек просто сломался – ради денег ли, ради выживания.

Александр Тутов: - В начале девяностых сыграл пару положительных ролей в «Горячей точке» и «Караване смерти», а после этого он уже играл все подряд.

Алексей Сафонов: - Тогда у нас произошла кардинальная переоценка человека армии. Сначала актер играл положительных героев-военных, потом стал играть какого-то похотливого козла. Представьте, как это на армейский имидж повлияло. Такое переключение бьет по мозгам, лишает людей возможности ориентироваться, где добро, а где зло. Так с помощью искусства кино можно формировать нужные образы тех или иных социальных институтов.

Тот же Александр Михайлов не откликнулся на предложение сниматься во всяких «чернушных» фильмах, он держался.

Александр Тутов: - Надо, чтобы создавали нормальный образ героя из окружающей жизни, положительного героя. У нас был период, когда было много героев, потом – период их активного развенчивания, дискредитации: мол, Гастелло случайно упал…

Анатолий Беднов: – Матросов поскользнулся и упал на амбразуру.

Александр Тутов: - Нужно не развенчивать героев, а находить новых и восстанавливать память о тех, кого незаслуженно забыли.

Алексей Сафонов: - Если выходить на социально-государственный уровень, то можно создать петицию режиссерам: ребята, следуйте советской схеме, потому что она дает актеру возможность гораздо сильнее открыться, как личности, и вам, как режиссеру, тоже. Чтобы они обратили внимание. Не надо идти по американской схеме: сегодня он герой, завтра он негодяй.

Александр Тутов: - Меня покоробил Арнольд Шварценеггер в одном фильме: держит отрицательного персонажа за ноги над пропастью и говорит: я обещал сохранить тебе жизнь, прости, но я передумал.

Анатолий Беднов: - Это в «Коммандо». Искусственно сконструированный персонаж в малоправдоподобных обстоятельствах, что с него возьмешь…

Александр Тутов: - Наше кино не должно шутить над смертью. Даже если честно убивать врага, то без всяких шуточек, подколов. Смерть не должна приносить радость. Для воина убить врага – это…

Алексей Сафонов: - Осознанная необходимость.

Александр Тутов: - Недаром те, кто воюет на стороне Донбасса, стараются не издеваться над убитыми.

Анатолий Беднов: - В отличие от американцев, которые не только издеваются над живыми, но глумятся над мертвыми, снимая это на видео.

Правда истории и психология зрителей

Алексей Сафонов: - Возвращаясь к фильмам. «Девятая рота» - тоже чисто голливудский вариант.

Александр Тутов: - Практически не отличаются от большинства фильмов про Вьетнам, которые снимали американцы.

Анатолий Беднов: - Хотя и про Вьетнам можно снять шедевр вроде «Охотника на оленей» или «Апокалипсиса сегодня», а можно тупой боевик.

Алексей Сафонов: - В нулевые годы фильмы, которые у нас называли патриотическими, были подражанием, как в части формы, так и по содержанию.

Анатолий Беднов: - Приключения «русского Рэмбо».

Алексей Сафонов: - А во второй половине нулевых, как говорил Анатолий, ощущается качественный перелом, наполнение патриотическим смыслом.

Александр Тутов: - Позже сняли фильм «Грозовые ворота». Тема-то вроде похожая, опять же Михаил Пореченков играет, но играет он гораздо лучше.

«Девятую роту» я не хочу пересматривать, а «Грозовые ворота» я смотрел несколько раз, потому что там и игра, и характеры разные.

Анатолий Беднов: - Дело еще и в литературной основе. «Грозовые ворота» сняты по книге известного российского писателя Александра Тамоникова.

Алексей Сафонов: - Сейчас на наших глазах вершится новая мифология. Те же Стрелков и Бабай – это два мифа. А, например, Безлера, как мне кажется, не стоит мифологизировать, Мозгового тоже. Героев должно быть немного. И они не должны сильно пересекаться.

Александр Тутов: - Сложный вопрос. Я здесь не совсем согласен, считаю, что героев должно быть много.

Алексей Сафонов: - С точки зрения мифологии – нет. Героев должно быть один-два. Иначе качество расползается в количестве. Нужно из десяти, грубо говоря, вытащить одного и придать ему собирательные качества десяти. Иначе не получится героя. Пять из десяти – это уже не герои.

Анатолий Беднов: - Получается, из семи самураев нужно оставить одного, самого героического, или из трехсот спартанцев одного Леонида?

Александр Тутов: - С этим я совершенно не согласен. Ради кого-то одного забыть про другого?

Алексей Сафонов: - Не «забыть»! Про Стрелкова снимать фильм, а Безлера или Мозгового отмечать наградами. Это не значит «забыть».

Александр Тутов: - Тогда вообще не снимать ни про кого? Делается совсем по-другому: выбирается вымышленный герой, который включает в себя качества реальных. Он не должен носить фамилию настоящего…

Алексей Сафонов: - Маршал Жуков не был вымышленным, про него снимались фильмы.

Александр Тутов: - Фильмы снимались и про Сталина, и про Рокоссовского.

Алексей Сафонов: - Так и Мозговой не вымышленный герой. Я и говорю: фильм нужно снимать про одного, а отмечать многих. Мы же все-таки говорим именно про фильмы. Есть законы психологии: мы можем удержать в памяти семь плюс-минус два объекта. Максимум десяток. Никуда не деться – это законы восприятия информации. И от этого я отталкиваюсь. Я руководствуюсь законами истории, а не психологии. Я реально сравнил бы Стрелкова с Жуковым. Стрелков – это новый Жуков. Это полководец. Но Мозгового или Безлера…я не вижу для них каких-то ниш, чтобы можно было снимать фильм.

Александр Тутов: - Можно сравнить с Ковпаком, с разведчиком Николаем Кузнецовым. Там много таких ниш. А то получается, что войны у нас выигрывают только генералы? А ведь в фильмах о Жукове, в той же киноэпопее «Освобождение», есть простые солдаты, офицеры, которые создавали историю.

Алексей Сафонов: - Сейчас нужно мифологизировать Стрелкова, снимать о нем фильмы, а остальных героев – уже следующим эшелоном.

В жизни и на экране

Вернемся к русскому фильму. Сейчас формируется новая героика. Мы получили большой рывок в пятидесятых-шестидесятых-семидесятых годах. А перед этим еще во время Великой Отечественной войны выработался героический язык образов, символов, который и дал нам возможность совершить эти прорывные действия и в космосе, и в промышленности. Сейчас наступил следующий этап – нужно хватать, вытаскивать, фиксировать и предлагать темы, по которым через пять или десять лет снимут фильмы.

Александр Тутов: Так же, как нужны фильмы и про фермеров, и про рабочий класс. У нас же сейчас куча «менеджеров», которые, в общем, ничего не делают, только сидят и перекладывают бумажки. Слишком большой перебор юристов, которых тоже некуда девать. А экономика должна развиваться. То есть, нужны фильмы про людей труда.

Алексей Сафонов: - Про электронщиков, сборщиков космических кораблей.

Александр Тутов: - Тех, кто занимается прорывными технологиями. Как в шестидесятые, когда были сняты «Девять дней одного года». Сегодня, как тогда, нужны и физики, и лирики.

Анатолий Беднов: - Должна быть тема человека-труженика, не обязательно рабочего или крестьянина, без приукрашивания и без ненужного пафоса.

Алексей Сафонов: – В середине нулевых на телеэкран вышел сериал про дальнобойщиков, пользовавшийся народной любовью. И до сих пор пользуется, благодаря выбору актеров: Владимир Гостюхин, Владислав Галкин.

Александр Тутов: Потому что там положительные герои – обычные люди.

Добавить комментарий

Войти с помощью социальной сети. (В зависимости от скорости интернета возможна задержка авторизации до 1 минуты)

   


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Открытый разговор: Важнейшее из искусств